Авторизация на сайте
Бизнес на периферии интересов власти. МК.ру Иркутск, 09.06.2017
12.06.2017

Бизнес на периферии интересов власти. МК.ру Иркутск, 09.06.2017

Депутат Эдуард Дикунов увидел слабые места в инвестиционном послании губернатора

Инвестиционное послание губернатора Иркутской области Сергея Левченко, которое ждал бизнес, вызвало у экспертов разочарование и в некоторой степени недоумение, поскольку не дало практически никаких ответов на злободневные вопросы. Между тем, без этого ждать изменения инвестиционного климата в регионе невозможно. Депутат Законодательного собрания, председатель совета директоров ОАО «Янгелевский горно-обогатительный комбинат» Эдуард Дикунов проанализировал послание и был вынужден констатировать, что региональные власти к решению такого важного вопроса как взаимодействие с бизнесом подходят формально. В частности, они почему-то только на словах дают зеленый свет такому эффективному механизму как частно-государственное партнерство, но в действительности он фактически не применяется сегодня в Иркутской области, и это несмотря на то, что в других регионах России его успешно используют.

- Эдуард Евгеньевич, какова ваша оценка  инвестиционного послания?

- Не могу сказать, что послание мне понравилось. Если в прошлом году формальный характер документа еще можно было простить из-за того, что работа новой команды только входила в русло, то во второй год работы уже должно было быть подготовлено послание иного качества. Первая и основная претензия к документу заключается в том, что из его текста неясно, к кому обращается губернатор. Между крупным, средним и малым бизнесом существует большая разница, и в послании хотелось бы видеть сегментацию по этому типу. Когда понимаешь, к какой аудитории обращаешься, то есть когда существует адресность, то даешь людям сигнал, что у власти есть понимание сильных сторон  бизнеса, и есть намерение эти сильные стороны использовать. Тогда люди бизнеса понимают, что власти в них действительно заинтересованы. Но в послании, например, нет ни слова о развитии лесной сферы.

Кроме того, необходимо понимать, что инвестиционное послание не может существовать в отрыве от действующего законодательства и реальной жизни. Можно рассмотреть этот вопрос на примере лишь одного аспекта взаимодействия власти и бизнеса – механизма государственно-частного партнерства (ГЧП). На сегодняшний день это наиболее эффективный способ привлечения инвестиций. А, кроме того, и это немаловажно, используя данный механизм, региональные власти получают реальную возможность продуктивно взаимодействовать с бизнесом. Это крайне важное отличие механизма ГЧП от многих других видов партнерства, на которые власти могут влиять лишь косвенно. Да, губернатор может говорить о крупных инвестиционных проектах, например, РЖД или Рoснефти, которые реализуются в нашем регионе, но надо понимать, что никаких рычагов воздействия на такие крупнейшие компании областные власти не имеют, все вопросы, касающиеся их, решаются на федеральном уровне. Значит, нужно исходить из того, что механизм ГЧП необходимо приземлить на региональный уровень, и при его реализации, опираться, в первую очередь, на собственные ресурсы. Тем более что для развития данного механизма нет никаких правовых препятствий: есть действующий федеральный закон и есть областной имущественный фонд, в том числе земельный, который необходимо вовлекать в процесс реализации совместных проектов бизнеса и власти. Другие регионы активно его используют, сегодня в стране реализуется 1,5 тыс. проектов на общую сумму около 700 млрд рублей. Все это говорит в пользу того, что и в нашем регионе необходимо внедрять данный механизм.

- Выходит, что государственно-частного партнерства в Иркутской области нет, несмотря на то, что мы постоянно об этом слышим. Как же это понимать?

- Строго говоря, ни одного в чистом виде проекта, реализуемого благодаря механизму ГЧП, в Иркутской области нет. При этом уже воплощены в жизнь на общую сумму в 1,5 млрд рублей проекты в рамках муниципально-частного партнерства. То есть инициаторами развития отношений с бизнесом выступают муниципалитеты. Но регион  тут ни при чем, он в этих отношениях представлен лишь косвенно, как третья сторона. Пока что, как ни печально это констатировать, региональные власти не идут дальше планов, посланий.

Что меня удивило во время послания? Губернатор, зачитывая инвестиционное послание и давая поручения своим подчиненным, озадачил Минэконом внедрением ГЧП-стандарта, который должен содержать последовательные действия регионального правительства для развития взаимодействия власти и бизнеса. Но как я уже говорил, во-первых, ГЧП, регулируется федеральным законодательством, во-вторых, с конца января 2017 года в Иркутской области утверждена и действует дорожная карта в сфере ГЧП, в которой последовательно расписан стандарт действий властей для вовлечения бизнеса в реализацию совместных инвестиционных проектов. Зачем давать поручение сделать то, что уже существует и должно работать, я не совсем понимаю.

Но хорошо хотя бы то, что сегодня у властей региона, наконец, появилось понимание, что государственно-частное партнерство – это, действительно, не социально-экономическое сотрудничество, и уж тем более не благотворительность со стороны предпринимателей. Но привычка подменять эти понятия все-таки пока не изжита.

-На ваш взгляд, каким должен быть выход из этой ситуации, что нужно сделать региональным властям для того, чтобы привлечь бизнес к взаимовыгодному сотрудничеству?

- Думаю, настала пора создать развернутый перечень проектов, которые власти предлагают бизнесу реализовать на условиях ГЧП. Чтобы любой инвестор, взяв его в руки и ознакомившись с ним, мог определить для себя, есть ли в списке интересные именно для него проекты. Предприниматель не может догадываться о намерениях властей. Нужно создать условия для рождения инициативы со стороны частных инвесторов.

Формально, ежегодно в срок до 1 февраля в регионе должен быть утвержден перечень проектов, которые власти намерены реализовать на условиях ГЧП. Так, в прошлом году в этом перечне значился единственный проект – реконструкция Дома офицеров в Иркутске. Как известно, пока что никаких подвижек в этом вопросе не наблюдается. Интересно то, что в перечне 2017 года этого объекта уже просто нет, хотя его состояние никак не изменилось. Теперь в списке появился ожидаемый уже несколько лет проект по строительству на условиях ГЧП радиологического корпуса Восточно-Сибирского онкологического диспансера. При этом в своем инвестиционном послании губернатор неожиданно заявил о планах реализации ГЧП-проектов в сфере дорожного строительства и при строительстве дома-интерната для престарелых. Из-за такой чехарды возникает неуверенность, какие объекты и на каких основаниях окажутся в перечне на следующий год, что не может не вызывать опасений у инвесторов.

Помимо ГЧП существует еще один эффективный механизм приватизации. На мой взгляд, в собственности Иркутской области есть предприятия, с частью акций которых регион мог бы спокойно расстаться. Я не предлагаю продавать контрольный пакет акций, но можно было бы привлекать к их управлению пул заинтересованных инвесторов. Могу смело и ответственно заявить, что такие областные предприятия, как Дорожная служба, Автоколонна 1881 и Корпорация развития, только выиграли бы в случае прихода инвесторов, которые, зная о наличии постоянного госзаказа для этих предприятий, могли следить за их работой лучше любого чиновника или депутата. Почему такую возможность власти упускают, я не совсем понимаю.

- С чем, на ваш взгляд, связана такая ситуация, что частные инвесторы, заинтересованные в реализации проектов на условиях ГЧП, сегодня вынужден действовать в потемках, не имея достоверных сведений о планах региональных властей?

- Дело в том, что все процессы, так или иначе связанные с региональным имущественным фондом, сегодня почему-то носят, скажем, не очень прозрачный характер. Если мы хотим отладить эффективную работу с инвесторами, то должны понимать, что необходимо составить и вынести в публичную плоскость перечень объектов, находящихся в областной собственности, которые мог бы получить бизнес при реализации механизма ГЧП. Следовательно, нужна региональная программа по управлению имуществом, ее появление поможет придать управлению областным имуществом максимальную прозрачность. Но вместо создания универсального и прозрачного инструмента в виде программы, власти региона почему-то занимаются только созданием новых структур. Одно из последних предложений – создать Центр недвижимости Иркутской области, причем в форме акционерного общества. А акционерные общества – это очень непрозрачные структуры, деятельность которых регулируется не законом №44-ФЗ, а №223-ФЗ. Повлиять на деятельность предприятия с такой организационной формой, фактически, нет никакой возможности, потому что получить достоверную информацию о его работе можно только по доброй воле учредителей, заставить их отчитываться, например, перед депутатами Законодательного собрания, нельзя. Контрольно-счетная палата деятельность акционерного предприятия проверить также не может, такие полномочия имеет только ревизионная комиссия. А в такие комиссии, как правило, входят представители самого предприятия, региональных министерств и ведомств, что прозрачности никак не способствует.

Мне вообще нецелесообразной видится нынешняя структура управления инвестиционным процессом в правительстве. Перед министерством имущественных отношений не стоит задач по поиску инвесторов для реализации проектов на условиях ГЧП, а министерство экономического развития, в свою очередь, не владеет полномочиями по распоряжению областной собственностью, и даже не имеет об этом представления. На федеральном уровне, к слову, Минэкономразвития подчиняет себе Агентство по управлению государственным имуществом, а ведь именно на таком стыке и могут родиться жизнеспособные проекты ГЧП.

Губернатор анонсировал создание организации центра проектных компетенций в области строительства, которая должна действовать как одна из структур «Корпорации развития Иркутской области». Но в инвестиционном послании хотелось бы услышать не о создании очередного центра, причем почему-то вновь подчиненного не напрямую правительству, а Корпорации развития, а о том, как повысить эффективность работы Корпорации. Эта структура, на мой взгляд, итак перегружена подразделениями, а толку от этого нет. За три года ее существования, фактически, не был реализован ни один инвестиционный проект, а ведь именно для этого она в свое время была создана. Думаю, необходимо вывести из подчинения Корпорации все эти многочисленные фонды и переподчинить их напрямую Минэкономразвития Иркутской области, закрепив их за профильными управлениями.

- Почему с Корпорацией развития Иркутской области вышла такая история? Хотели как лучше, получилось как всегда. Что на ваш взгляд необходимо сделать, чтобы эта структура стала дееспособной?

- На мой взгляд, необходимо в корне менять принцип работы. Ключевой вопрос – управление. Сегодня Корпорацией развития руководит генеральный директор, который, фактически, выступает в качестве единоличного исполнительного органа. Но для эффективного управления гораздо правильнее избирать коллегиальный орган правления, избирая независимых топ-менеджеров на конкурсной основе. Это снимет массу рисков: в случае ухода кого-то из команды, работа не остановится, и не будет той неопределенности, которая наблюдается сейчас из-за бесконечной смены гендиректоров сегодня. Кроме того, в совет директоров нужно ввести не ангажированных министров, а независимых профессионалов. Все эти люди мотивированы на достижение результатов, а не на имитацию деятельности в силу объективной занятости текущей работой.

Корпорация развития Иркутской области при желании могла бы стать ключевым игроком на инвестиционном поле. Более того, это готовый инструмент для ГЧП. Например, при участии Корпорации мог бы быть налажен выпуск целевых корпоративных облигаций с доходностью выше банковских депозитов. И как раз доходы от выпуска облигаций можно было бы направить на реализацию проектов ГЧП, скажем, для развития иркутской агломерации. Таким образом, само население смогло бы вкладывать деньги в свою территорию, становясь инвесторами. При этом гарантией для владельцев облигаций являлось бы поручительство областных властей.

- Возможно частно-государственное партнерство успешно работает в других регионах, потому что там есть инвестиционный потенциал. Но может быть, у нас его нет, и по объективным факторам у нас отсутствуют шансы на ГЧП в принципе, может не по Сеньке шапка?

- Это не так, потенциал есть и огромный. В послании губернатор констатировал, что впервые за последние годы в регионе принят бюджет развития, а не бюджет выживания. Логично предположить, что с таким бюджетом Иркутскую область ожидает бум инфраструктурных проектов. Считаю, что было бы логично, если у нас появились сверхдоходы, губернатору дать поручение областным министерству финансов и министерству экономического развития о введении «бюджетного правила», когда определенный процент доходов бюджета по закону должен направляться в инвестиционную сферу. Ведь именно так поступали федеральные власти в тучные годы высокой стоимости нефти – финансовые излишки помещались в фонды, целью которых было развитие инфраструктуры. Однако, несмотря на беспрецедентный бюджет, власти региона почему-то не выступают заказчиком крупных инфраструктурных проектов.

Вот, к примеру, иркутский аэропорт, его реконструкцию и строительство нового аэропорта можно сделать только на честных условиях ГЧП. Именно на этом настаивал президент страны, когда принимал решение о передаче в областную собственность. Контрольно-счетная палата региона недавно предупредила, что если это условие не будет исполнено областными властями, акции авиаузла могут просто вернуть в федеральную собственность, а ведь аэропорт сегодня – самый доходный объект региональной казны.

Еще один отличный проект, который прямо просится для реализации на условиях ГЧП, - это строительство крытого ледового дворца по бенди. В Ульяновской области реализован такой проект, и он вошел в число лучших практик Ассоциации участников ГЧП.

Сегодня Иркутску крайне необходим международный деловой центр с современными выставочными площадями, потому что «Сибэкспоцентр» уже не справляется в со своими задачами, это здание слишком мало. Более того, такой центр можно было бы вписать в проект создания правительственного квартала, в котором могли бы быть сосредоточены все административные здания. Проект создания такого квартала оживил бы экономику не только города, но и всей области, потому что потребовал бы развитие вокруг себя сопутствующих проектов в сфере сервиса и торговли – гостиниц, торговых центров, к нему можно было бы даже привязать давно обсуждаемый проект строительства линии для запуска скоростного трамвая.

- Как вы оцениваете инвестиционный климат в Иркутской области?

- Если взглянуть на место Иркутской области в федеральном рейтинге развития государственно-частного партнерства, мы переместились за год с 61 места на 45 место. Но по факту улучшения не особо и видны, из года в год власти, в основном, декларируют свои намерения, а вот с реализацией не спешат.

Пока дело с привлечением средств от частных инвесторов у нас организовано не блестяще. Губернатор в инвестиционном послании указал на реализацию в регионе крупных инвестиционных проектов. Но ведь это проекты, которые реализуют давно присутствующие в Приангарье крупные компании, которые лишь, откровенно говоря, модернизируют оборудование и расширяют присутствие своего бизнеса. Для них расходы на эти цели – не инвестиции в классическом понимании. Все-таки инвестиционным проектом считается развитие его с нуля, когда пришел совершенно новый инвестор. А с этим, тем более на  условиях ГЧП все обстоит не радужно. В этом году, насколько я знаю, запланированы поездки правительственных делегаций для поиска потенциальных инвесторов в Японию, Швейцарию, Индию и Вьетнам. Но если у региона до сих пор  нет перечня проектов под реализацию на условиях ГЧП, как мы собираемся презентовать себя там? Приглашены ли, к примеру, на встречу в Токио представители ведущих азиатских инфраструктурных компаний, такие как Hokkaido Corporation и Sumitomo Corporation, которые успешно сотрудничают с другими российскими регионами? Совершенно неясно, будет ли толк от поездок, ведь предыдущие многочисленные вояжи за рубеж заканчивались лишь рамочными соглашениями, которые будут ли когда-то вообще реализованы,  неизвестно.
  
Ксения Гавриш  

http://baikal.mk.ru/articles/2017/06/09/biznes-na-periferii-interesov-vlasti.html

Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Календарь событий

<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Сегодня 19 августа
Областное законодательство
Состав, график, работа
III съезд депутатов
Правовой портал Нормативные правовые акты в Российской Федерации
© Законодательное Собрание Иркутской области 2000 - 2018гг.
E-mail администратора: admin@irzs.ru